65e40043     

Никитайская Наталия - Парапы Петрова



НАТАЛИЯ НИКИТАЙСКАЯ
ПАРАПЫ ПЕТРОВА
Рассказ
Он ушел не оглядываясь. Прямая спина. Руки в кармасах. Вскинутая гордо
голова. Таким она его видит.
И по его виду она должна решить, что он спокоен и уверен в своей
правоте. И наверняка его спокойствие вызовет у нее слезы. Ну что ж, пусть
поплачет. Женщинам это на пользу. Хотя настоящих причин у Полины нет.
A если бы она умела видеть не только этот его решительный уход, не
только упрямое выражение лица и замкнутость, происходящую, как ей кажется,
от недостатка чувств, а разглядела бы подлинное ею состояниене стала бы
мучиться.
Ему сейчас ничуть не лучше, чем ей. Только он не плачет-не умеет и не
считает нужным.
Наверное, им обоим было бы легче, если бы он чтонибудь сказал. Нет, не
те необязательные, заполняющие свободное пространство, но не человеческую
душу слова, которые он произносит, а те слова, которых она ждет. И главное,
они есть в нем, бродят, возникают, но - увы! - никак не обращаются в звуки.
Для него высказанное слово-уже дело. А к этому делу он пока не готов, если
вообще на него способен.
Так уже было-он уже уходил, оставляя ее плакать и посыпать солью раны.
Было десятки, а может, и сотни раз. Но, несмотря на изнуряющий опыт, она
еще не теряла надежды. Не такой у нее характер, чтобы отчаиваться. Он может
еще не один раз позволить себе уйти, и это не повлечет за собой разрыва,
или тем более скандала, или, спаси бог, потери равновесия, могущей повлечь
за собой необдуманный поступок.
Петров посмотрел на браслет, подаренный ему Полиной. Красивая
серебряная вещь. Смешно и трогательно, как она помнит всякие даты и
события, эта Полина. Конечно, он был когда-то, их "первый поцелуй", но был
давно. Для Петрова важнее сейчас, чтобы и нынешние их поцелуи были не хуже
- лучше того, первого.
С годами тяга Полины и Петрова друг к другу не потеряла ни остроты, ни
новизны. И Петров не без основания думает, что заслуга тут принадлежит ему.
Пс его инициативе политика далекого расстояния-основная в их жизни.
Послушайся Петров Полину-и они давно уже были бы женаты. И кто знает,
приелись бы, надоели бы друг другу. Возможно, уже разошлись бы.
А этого нельзя допустить, потому что тогда рассыпался бы не только
интимный, но и научный их союз.
Как он отбивался сегодня от браслета. Конечно, браслет мужской. Но
Петров признает украшения исключительно на женщинах. И если согласился
нацепить на руку это серебро, то лишь из желания угодить Полипе, не
расстраивать ее в самом начале вечера. Дома Петров его снимет. Правда,
Полина говорила, что эта штуковина не простое украшение, а ее изобретение и
со временем Петров поймет его назначение, но Петров не обратил внимания на
эти слова. Мало ли чего изобретала Полина! Он не взял бы ее к себе в
лабораторию, если бы она не была талантливым психологом-прибористом.
Лаборатория с приходом Полины сразу приняла завершенный вид. Десятки
людей, занятых одним делом, и среди них первые-Полина и Петров, Петров и
Полина.
Они объединены любовью и делом - что может быть прекраснее?
Надо признаться, что сегодняшний вечер вообще-то доставил Петрову
удовольствие. Он расслабился. Полина была нежна, не касалась в разговоре
болезненных тем.
И если бы не его уход, уже автоматически портивший настроение Полине,
все было бы великолепно.
Конечно, было бы еще прекраснее, если бы Петров остался или взял
Полину с собой - впереди еще целое воскресенье. Но Петров не мог сделать ни
того, ни другого. Ему нужно было поработать одному. А Полинапомощ



Назад