65e40043     

Нетребо Леонид - Загорелая Звезда



Леонид Нетребо
Загорелая звезда
Андрей и Гуля с дочкой не пошли сегодня на пляж.
Еще вчера вечером, сидя под остывшим тентом возвышенного летнего кафе с
панорамой на западную часть бухты и наблюдая за плотной чередой замерших у
бордюров набережной мужчин и женщин, взрослых и детей, с очарованно
устремленными к одному картинными взглядами, провожающих солнце, семья
решила несколько изменить привычный режим - сходить с утра в церковь,
расположенную, как вещали курортные гиды, в сердцевине старого горного
погоста. Вернее, так решила Гуля и сообщила об этом мужу и восьмилетней
дочери Наташе. Андрей не выразил удивления или сомнения, он привык: раз жена
решила не посоветовавшись, значит так надо и так тому и быть. В конце
концов, церковь и кладбище это тоже, говорят, достопримечательность
курортного городишки, в котором им выдалось этим летом провести часть
отпуска. Да и от пляжа иногда нужно отдохнуть. Перемена рода впечатлений,
контраст... Вообще, Андрей доверял своей обожаемой пассии и никогда не
тяготился ее лидерством. Тем более, что Гуля, его мудрая, любимая Гуль, его
смуглая Шехерезада, он был убежден, никогда этим не злоупотребляла.
Наутро Андрей все же проявил инициативу, предложив до похода в
"серьезные" места сходить на пляж, зарядиться утренним морем. Ну, а далее
все по плану Гули.
- Успокойся, - сказала Гуля, выходя из душевой и погружая махровое
полотенце в пучину влажных волос, похожих в желтых утренних бликах
гостиничной спальни на сноп блестящих коричневых водорослей, только что
вынутых из огромного аквариума с древней водой, - валлиснерию, элодею,
риччию..., - которые, Андрей это прекрасно знал, потом, высохнув на
полуденном солнце, нежно, еле уловимо шуршат, соприкасаясь с упругим
пепси-телом..., которые, позже, рассыпаясь на белом и становясь податливыми,
близкими, пахнут терпко, горным миндалем... Которые... Гуля, Гуль,
Гулька!... Лоза виноградная, роза чайная, тюльпан дикий!...
- Успокойся, - Гуля погладила Андрея по щеке, выдыхая на свежевыбритую,
смягченную лосьоном кожу подбородка обжигающий, хмелящий шепот, - я мокрая,
Наташка проснулась, пусти. Никакого пляжа с утра. Не понимаешь? Очнись!...
Мы идем в такое место... Мы с Наташей повяжем косынки...
Несколько лет назад впервые попав на море, - а это случилось вскоре
после свадьбы, которую Андрей и Гуля, уроженцы Узбекистана, грустно отметили
в Сибири, куда, смятенно оглядываясь на горький шлейф непонимания, вязко
тянущийся за двумя влюбленными, вынуждены были уехать после окончания
Андреем института, - да, еще тогда, десять лет назад, Андрей сделал вывод,
который с течением времени уже не менялся, - кавказские приморские городки,
вытянутые каждый вдоль своего берега, если не считать собственно моря,
состоят из трех основных частей: начальная полоса - безмятежная, праздная
набережная, середина - суетная часть, с автодорогами, машинами, рынками, и
третья - все остальное, куда попадает далеко не всякий отдыхающий, - то, что
цепляется за коричневые скалы и тонет в буйной плотной зелени ближних
предгорий... Приезжий человек, если ему доведется пройти пешком от
городского пляжа до какой-нибудь достопримечательной сакли в горах,
непременно, одно за другим, испытает три разных состояния: безотчетной,
легкой удовлетворенности, прозаической озабоченности и одухотворяющего,
мудрого спокойствия.
Христианское кладбище утопало в разбавленном лучами позднего утра
изумруде кореженных, но, при ближайшем рассмотрении, высоких и крепки



Назад