65e40043     

Нетребо Леонид - Возможны Варианты



Леонид Нетребо
Возможны варианты
Сначала я огорчился. Меня на две недели, в числе десяти
инженерно-технических работников заводоуправления, отправляли на "ударный
труд". Дело обычное для последнего времени: завод строил дом для своих
работников, не хватало рабочих рук. Директор периодически "надергивал" по
итээровцу с каждого отдела, по возможности молодых. Составлял, как он
выражался, бригаду "собственных нужд", которая сменяла аналогичную
отбатрачившую смену.
...Утром на складе выдали "робу" - синий костюм с накладными карманами,
серую фуражку классического пролетарского фасона, кирзовые ботинки.
Бригадир, назначенный из настоящих работяг, велел во все это облачиться.
Построил нас в шеренгу. Критически осмотрел строй, поцокал языком. Уверенно
скомандовал, как старшина новобранцам:
- Подвигайтесь, подвигайтесь, вот так, - он показал, как нужно
подвигать плечами, тазом. - Свободно? - Добавил так же уверенно и серьезно:
- А теперь прищурьтесь... Так. Ну вылитые маоцзедуны! - и расхохотался.
Опасения не оправдались. Я очень быстро понял преимущества физического труда
перед, так сказать, умственным.
Известно, что на большинстве промышленных предприятиях для
инженерно-технических работников никакого "умственного" труда как такового
не существует. Есть труд нервный. Когда с самого утра начинаешь думать, как
бы не попало на утренней планерке за вчерашнее. Днем озабочен тем, чтобы
выполнить то, что предначертал тебе начальник утром. Вечером оправдываешься
на "летучке" за то, что недоделал днем. Дома разряжаешься на домашних за все
вместе. Ночью боишься телефонных звонков. Утром... И так далее, как
подневольная белка в промышленном колесе. Которое то мерно крутится, давая
план, то простаивает из-за поломок или нехватки горючего, то срывается
вразнос, то резко тормозит. И так без конца и пощады. Зато в костюме, при
галстуке, с папкой из кожзаменителя. Или даже из кожи, что, впрочем, счастья
и покоя не прибавляет.
Работая в бригаде собственных нужд, я наконец понял, что такое счастье.
Счастье - это практически бездумное движение членов и такое же напряжение
мускулов. Когда из тебя выходит, естественным образом сгорая, энергия,
полученная из пищи, воздуха и солнечных лучей. Не образуя шлаков в клетках,
язв в желудке. И - покой!... Это естественное, почти звериное состояние
жизни сказывается здоровым румянцем, хорошим аппетитом, отличным сном,
прекрасным настроением.
Мы работали на погрузке и разгрузке, мешали раствор, изолировали трубы,
раскапывали кабель, засыпали траншеи. Особенно не рассуждая, кому и для чего
это нужно. Что касается меня, я просто наслаждался тем, что можно не вникать
в то, что делают руки. И даже экспериментировал, насколько глубока может
быть степень этого бездумства. Бери то, неси туда, залей сюда, отсыпь
оттуда. За меня думал другой человек, бригадир, и это было хорошо! Я
поделился с ним, который думал за меня, своими мыслями.
- По твоему получается, что лучше труда разнорабочего и нет, -
засмеялся бригадир, который был лет на двадцать старше меня. - Непонятно
тогда, зачем это родители тебя в институт пихали. Стипендии-то уж точно не
хватало? Опять же помогали пять лет. Знаю, сам шалопая учу. Наверное, худа
мы вам желали? - встал бригадир на сторону моих родителей, на сторону своего
поколения.
Далее из нравоучений "бригаденфюрера", как мы прозвали нашего
непосредственного начальника, следовало, что хорошо мне сейчас потому, что
работа на "собственных нуждах" - всего лишь



Назад