65e40043     

Нестерова Наталья - Отпуск По Уходу



НАТАЛЬЯ НЕСТЕРОВА
ОТПУСК ПО УХОДУ
Ольге Ликурцевой, чья доброта всегда созидательна
Часть первая
У кого детки, у того и бедки
Глава 1
Хорошенькое начало
Марина, любимая девушка Андрея Доброкладова, уехала в командировку. Поэтому вечер пятницы он провел в мужской компании. Засиделись в пивном ресторане и разошлись после полуночи.

Утром следующего дня Андрей блаженно отсыпался. А когда проснулся и прислушался к голове – не болит, – порадовался. Хорошо, что ограничились пивом, не перешли к крепким напиткам.
Суббота полностью принадлежала ему. Ни встреч, ни обязательств, ни аврала на работе, Маринка в отъезде – свобода! Когда в постоянной гонке и суматохе выпадает деньпустышка, выходной в абсолютном смысле, – это подарок!

Много подобных подарков Андрей бы не выдержал, почувствовал себя Отброшенным на обочину жизни, заскулил от тоски. Но изредка побаловаться ничегонеделанием чрезвычайно приятно.
Как будем ублажать наши бесценные величества – усталую душу и мускулистое тело (легкий жирок, накопившийся к тридцати годам, – не в счет и почти не заметен)? Вопервых, не бреемся, душ не принимаем, зубы чистим, если к тому возникнет непреодолимая тяга. Форма одежды – халат.

Толстый, теплый, троекуровский, как говорит Маринка. Троекуров из какого произведения? «Дубровский» Пушкина, кажется. Повесть, роман? Какая разница?

Все равно из школьного курса литературы помнится не сюжет, а потешная фраза якобы из ученического сочинения: «Дубровский и Маша общались через дупло».
«Через дупло, через дупло…» – насвистывал Андрей, облачаясь в халат. Что у нас вовторых? Персональный, единоличный, обильный и вкусный обед.

Роскошный стейк, купленный вчера в супермаркете. Некоторые несознательные граждане называют стейком отбивные из свинины или баранины. Позор на их головы!

Стейк, господа, это только говядина! Исключительно она, родимая, добытая из бычка, выращенного на зеленых лугах, особым образом выдержанная! Андрей достал из холодильника белый лоточек, на котором под пленкой покоился аппетитный кусок мяса.

Маринка, владеющая тремя языками в совершенстве, разъезжающая по англиям и прочим америкам, про такой говорила с характерными для английского подвывающими интонациями: тибон стейк. Что в переводе на родную речь означает: говяжий бифштекс на тобразной кости.
«Тибон, бон, бон…» – перешел на новую мелодию Андрей. Гарнир? Жареный картофель.

Какой русский не любит жареной картошки? Только тот, кто не наслаждается быстрой ездой. Это тоже литературное.

Кажется, Гоголь: какой же русский не любит быстрой езды? Чтото меня сегодня на классику тянет. Поэтому, втретьих, организуем культурную программу. Нет, книг читать не станем. Кино.

Важнейшее из искусств, как сказал великий Ленин. «Сколько в моей голове мусора хранится», – ухмыльнулся Андрей.
Итак, кино по видику. Два новых американских боевика, французская комедия, а окажутся они ерундой, поставим старые, добрые, беспроигрышные картины. «Чужих», чтобы в десятый раз восхититься безупречностью спецэффектов. «Белое солнце пустыни», если потянет на патриотическое, обновим сборник цитат. «Мой друг Иван Лапшин», если нападет философское настроение.

А то и вообще устроим погружение в славное наивное прошлое – посмотрим подряд все серии «Семнадцати мгновений весны». Хороший старый фильм отличается от удовлетворительного нового тем, что в старом ты обязательно увидишь нечто пропущенное. Двадцатый раз смотришь, наизусть знаешь, а чувство новизны обеспечено. И оно дарит состояние сродни тому, которое бывает, ко



Назад