65e40043     

Нестерова Наталья - Избранник Евы



НАТАЛЬЯ НЕСТЕРОВА
ИЗБРАННИК ЕВЫ
Аннотация
Люди встречаются, влюбляются, женятся, рожают детей, расстаются — тут нет никакой мистики. Это жизнь. Но каждая дочь Евы знает один секрет, делающий быль — сказкой…
Татьяне Луниной, чье обаяние почти волшебное
I
В Советском Союзе семидесятых годов двадцатого столетия новой эры я оказалась по двум причинам. Хотелось посмотреть на страну развитого социализма и пощеголять в миниюбке.

Если бы я прошлась с голыми коленками по улице средневекового города, например во Франции, мужчины сошли бы с ума от вожделения, а женщины немедленно заклеймили бы меня ведьмой и отправили на костер. Да что там Средние века! Неплохой писатель девятнадцатого века Виктор Гюго писал истеричные письма своей возлюбленной, обвинял ее в бесстыдстве только за то, что, переходя улицу, девушка приподняла юбку и посторонние мужчины увидели ее щиколотки.
Впрочем, стройные ножки не оставляли равнодушными мужчин во все века. Как и блюстителей нравственности, которые почти сплошь старики, давно отгулявшие свою безнравственность.
— Срамотень! — перегородила мне дорогу нагруженная сумками тетка. — Стыдоба! Чего юбку задрала? Задницу отморозишь!

А сама белая как первый снег!
Разве первый снег отличается по цвету от последующих? У русских особое цветовое зрение? И я, видимо, не подхожу под принятые стандарты красоты.
С грубиянами надо обращаться издевательски вежливо. Еще лучше — осадить их сотворением небольшого чуда. На глазах у тетки я стала на десять сантиметров выше и покрылась в ровный шоколадный цвет.
— Так вам больше нравится? — спросила я. — И спасибо за заботу, мне не холодно.
— Гэгэгэ, бэбэбэ… — Она вытаращилась и принялась перечислять согласные буквы алфавита.
— Или так лучше? — Я осветлила загар.
— Тэтэтэ…
— Сейчас вы уроните авоську, — предупредила я.
Реакция старой моралистки никуда не годилась.
Сумка упала, и ее содержимое: туалетная бумага и яйца — вывалилось на землю. О чудесах было мгновенно забыто. Проклиная меня, срамную моду, очереди, дефицит, потребность питаться и справлять естественные нужды, тетка принялась очищать рулоны от белка и желтка.
«Народ, которому туалетная бумага дороже чудес, непобедим, — пришло мне на ум. — Надо подсказать эту мысль какомунибудь политическому деятелю».
Мой путь лежал на стадион, хотела посмотреть игру под названием футбол. Во времени моих родителей, как и в средневековой Франции, где я хотела поселиться, футбола еще не было. Транзитная остановка неожиданно затянулась на годы.

Но обо всем по порядку.
Происходившее на поле мне быстро наскучило. Вопервых, болельщики, судя по их воплям, гораздо лучше разбирались в игре, чем футболисты и арбитры. Вовторых, выигрывала команда, носящая имя римского раба Спартака. А он мне никогда не нравился.

Самые свирепые и кровожадные лидеры получаются именно из бывших рабов.
Втретьих, спортсмены были одеты! В нелепые шорты, майки, гольфы до колена. Я родилась и выросла в Древней Греции, и хотя меня можно смело считать современницей всех веков и племен, традиции Эллады я люблю особо.

Да и каждому человеку представляется, что яблоки на его родине слаще, народ красивее, обычаи правильнее, солнце ярче, а птицы голосистее. У нас на Олимпийских играх атлеты выступали обнаженными, полностью нагими или в набедренных повязках. Это давало возможность не только болеть за результаты состязания, но и насладиться красотой юношеского тела. Какой смысл в победах, если нет никакой эстетики, если ты не можешь восхититься самым совершенным



Назад