65e40043     

Нестеров Михаил - Марковцев 5 (Приказ Обсуждению Не Подлежит)



ПРИКАЗ ОБСУЖДЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ
Михаил НЕСТЕРОВ
Анонс
В Сирии при проведении операции спецназа ГРУ по уничтожению известного арабского террориста попали в плен двое русских и двое немцев. Чтобы их спасти, российские спецслужбы придумали сложный и четкий план Возглавлять это дело поручили полковнику ГРУ Михаилу Артемову Однако тщательно продуманная операция из-за нелепой случайности чуть было не привела к провалу...

Впрочем, спецназовцы не привыкли сдаваться. Даже в самой отчаянной обстановке они найдут выход. И поражение смогут превратить в победу...
Все персонажи этой книги - плод авторского воображения. Всякое сходство с действительным лицом - живущим либо умершим - чисто случайное. Взгляды и высказанные мнения героев романа могут не совпадать с мнением автора.
Иногда мы вынуждены убивать, но наше дело - спасать людей.
Стивен Кинг. "Ловец снов".
Тем, кто не слышал музыки, танцующие казались безумными.
Анжела Монэ.
ПРОЛОГ
В ЗАКРЫТОМ РЕЖИМЕ
1
Латакия, Сирия, декабрь 2003 года
Человек лет двадцати пяти, одетый в синюю тюремную робу, сидел перед профессиональной видеокамерой "Сони" и держал свободные руки на коленях. Его лицо, с синяками и ссадинами, скрывала белая маска с прорезью для глаз, похожая на широкий колпак и ниспадающая на плечи.

Если бы его раздели, то ужаснулся бы даже репортер катарского телеканала "Аль-Джазира", проводивший съемку. От бесчисленных побоев на теле заключенного не было живого места.
Первый же допрос в следственном изоляторе сирийской госбезопасности начался с пыток. Не сразу, но по истечении сорока восьми часов молчания арестованного. Им предшествовало ленивое откровение человека лет пятидесяти пяти, которого оперативники "Мухабарата" называли полковником:
- Своих пытаем...
А продолжение стояло в его блеклых глазах: "Чего говорить о чужих..."
Человек, сидящий перед видеокамерой, прошел хорошую подготовку, он мог работать практически в любой восточной стране. У него был безупречный ливанский акцент, так что невозможно определить его национальность, хотя по виду он - европеец.

Вряд ли славянин - пришли поначалу к неверному выводу оперативники службы сирийской госбезопасности: волосы черные, глаза карие, нос с горбинкой. И сейчас он говорил на арабском, делая короткие паузы. Ему оказали услугу: скрыли лицо, чтобы его не узнали родственники.

А те, к кому он обращался, узнают его в любом случае.
Он был в звании лейтенанта российского ВМФ и говорил глуховатым голосом. Но в ушах российского офицера стояли слова руководителя спецоперации: "Хорошо поработали, ребята. Конец связи".
- Я не называю своего имени. Но я обращаюсь к руководству своей страны. Я один из тех людей, которые ликвидировали Магомеда, также известного под именем Мохаммед-Эфенди. Я и мой товарищ остались живы, и мы находимся в тюрьме.

Мы просим руководство нашей страны принять меры к нашему освобождению. Еще есть время подготовиться к переговорам, чтобы обе стороны подошли к вопросу об освобождении с пониманием и готовыми предложениями...
Он неотрывно смотрел в объектив видеокамеры и знал, что произойдет дальше...
"Конец связи".
СВОДКА
15 декабря 2003 года в Веденском районе Чечни был обстрелян автомобиль с военнослужащими. Один человек погиб, четверо ранены. Группа спецназа ВМФ, прикомандированная к военной комендатуре Веденского района, 15 декабря не вышла на связь с командованием. Подразделение морской пехоты в количестве 12 человек прибыло 12 декабря в Веденский район для проведения спецоперации по поиску отрядов полевого кома



Назад