65e40043     

Нечай Дмитрий - Хроника Двух Событий



Дмитрий Нечай
ХРОНИКА ДВУХ СОБЫТИЙ
Шел мелкий дождь. Жозеф стоял на тротуаре, регулярно то подходя к его
краю, то отходя, чтобы не быть облитым грязью из луж, обильно покрывавших
дорогу и разбрызгиваемых проезжавшими автомашинами.
Прошло уже полчаса, как к этому месту, Жозеф еще раз огляделся,
проверяя приметы, именно к этому, должен был подъехать тот, о ком он слышал
уже много лет, можно сказать, всю жизнь. Легендарный, один из тех, кто знал
то дело не понаслышке.
Дождь усилился. Крупные капли забарабанили по металлическим листам
дорожных знаков, раскачиваемых ветром между столбами на перекрестке. И без
того промокший костюм Жозефа стал быстро темнеть на глазах, распухая и
становясь тяжелее. Загнутые кверху поля шляпы, сдерживающие в образованном
внутри кольце набравшуюся воду, пропитались насквозь и, резко обвиснув
справа, вылили за воротник не менее стакана. Недолгое состояние, когда
верхняя часть одежды мокрая, а под ней еще сухо, прошло, и чувство
прилипающей влажности стало нарастать. Жозеф посмотрел на часы. Даже
титанического терпения, которым он запасся, предвидя подобные повороты в
отношениях с этим стариком, уже стало не хватать. Опоздать на пять, десять,
ну, пусть даже пятнадцать минут, это простительно. Но на полчаса, человеку
такого полета, пусть даже и в прошлом, - это уже становилось непонятным.
Может, старый хрыч решил подшутить и вовсе не явится. Ну, нет, он нужен, как
воздух. Без него в этом деле будет слишком много неясного. Он это знает,
чувствует и должен прийти. Хотя, какое ему дело до всего этого, по правде
говоря. А может склероз, может вышибло из памяти время встречи?
Жозеф решил подождать еще пять минут и идти звонить. Дождь усиливался с
каждой секундой, нависая над улицей сплошной пеленой. Ветер резко ударил в
лицо и заставил обернуться к стене здания, обдавая тело струями дождя. Он
стал замерзать, как кем-то вдруг включенный механизм, застучали, пронзая
дрожью все тело , челюсти. Терпению пришел конец, и Жозеф повернулся к
дороге, чтобы стремглав промчаться к телефонному автомату. Занеся ногу для
шага, он застыл от неожиданности: у края тротуара, на дороге, прямо около
него стояла длинная серебристая машина. Жозеф настороженно сделал к ней два
шага, все еще не веря, что столь долгое и мучительное ожидание закончилось
небезуспешно. Дверца приоткрылась и, никем не придерживаемая, распахнулась
до упора ограничителей. Жозеф облегченно вздохнул. Теперь было ясно, что это
за ним. Встряхнув шляпу, он сел в мягкое кресло из замши, хлопнув дверцей,
посмотрел на того, кого так долго ждал.
Рассказывая как-то о нем Жозефу, отец говорил: "Этот Шатович - жутко
хитрая бестия, и как бы он ни скрывал, на его физиономии сразу это видно".
Жозеф и предположить не мог, что и сейчас, когда он ожидал увидеть
стоящего одной ногой в могиле, на лице Шатовича осталась неистребимая маска
хитрости.
- Простите, я немного задержался. За книгой заезжал. Выписал год
назад, и вот сегодня, на тебе, пожалуйста, приходит извещение. Книга ценная,
сто лет ей, почти ровесники мы с ней, - глядя на Жозефа, произнес Шатович.
На нем был серый вельветовый пиджак, черные брюки и синяя в клетку рубашка,
расстегнутая почти до пояса.
- Вы, если я не ошибаюсь, и есть тот человек, который мне звонил
вчера? - поинтересовался Шатович.
Жозеф сел полубоком и закинул правую ногу на левое колено. В башмаке
хлюпнуло.
- Да, это я Жозеф Стенг. Я звонил вам вчера и хотел поговорить по
поводу вашей прежней работы. Ес



Назад