65e40043     

Нестерина Елена - Ночная Проверка, Или Панночка Помэрла



Елена Нестерина
НОЧНАЯ ПРОВЕРКА, или Панночка помэрла
рассказ
Индеец Джо только один раз наступает на грабли. Я же занимаюсь этим
уже второй день. Телефон молчит. Нет звонка - нет человека. Очнись, детка,
о твоём существовании просто забыли. Твой герой бродит по просторам
свободной жизни, а ты должна сидеть в своём монастыре - чёрт бы побрал этот
частный колледж для девочек! Я на работе, у меня сейчас отбой будет, а этот
гад сам себе хозяин. Чем же это надо два дня заниматься, чтобы не
поинтересоваться, не замучили ли меня детишки?
- Светлана Игоревна, что, устали? Бледненькая вы что-то.
Это появилась в нашем крыле Полина, воспитательница девятого класса,
барышня одинокая, но шустрая. Сама ты бледненькая...
Молчит, присматривается, и глаза хитрые-хитрые.
- Всё в порядке, Полина Геннадьевна, спать вот укладываемся.
Уходит. На часах 22.09, а мои девицы всё ещё бегают. По пятнадцать лет
лошадкам, ну куда им так рано спать? А придётся. Режим.
Кто бы знал, какое это мучение - присутствовать "классной дамой" на
каждом уроке - на математике, химии, английском, даже на физкультуре и
танцах, сопровождать девок на экскурсиях и конных прогулках (ну ладно, это
приятно). Нет, я наступлю на грабли, я тебе позвоню!
Захожу в свою комнату. Телефон молчит, трубка лежит хорошо. Нет,
подожду. Я экономически независимая молодая женщина (за это отдельное
спасибо милому колледжу). 22.15 - нет, и за этого равнодушного человека я
собираюсь выйти замуж! Всё, звоню и сообщаю ему о полной и безоговорочной
отставке. Звонок! Правильно, чем хуже думаешь о мужчинах, тем они лучше
поступают.
- Светлана Игоревна, прошу вас зайти ко мне. Да, прямо сейчас.
Ну что ты будешь делать! Завуч по воспитательной работе. Придётся
идти.
- Что, Светлана Игоревна, всё ли у вас в порядке? - Ох, не нравятся
мне вопросы такого плана, особенно от завуча, да ещё на ночь глядя.
- Всё, Алла Львовна. Вот, уложила спать, все девочки здоровы, за день
ни одной неудовлетворительной оценки, никаких нарушений, Марина Мищенко
отличилась сегодня на плавании, экскурсия в ландшафтный музей...
- До меня дошли сведения, что есть серьёзные промахи в вашей работе.
- Сведения? Промахи?
- Да, сведения, из надёжного источника. Уложили спать, говорите? Так
пойдёмте посмотрим, чем ваши девочки после отбоя занимаются.
Ого! Час от часу не легче! Львовна снялась с места и направилась к
выходу. Что делать, я за ней.
Вроде бы тихо в коридоре нашего второго этажа, слабенько горят зелёные
ночники, слава Богу, никто не бегает. Алла Львовна шепчет:
- И если вы знаете, Светлана Игоревна, что там у вас происходит,
рекомендую сразу сознаться и назвать фамилии... Если этот факт
действительно будет иметь место, речь напрямую пойдёт о вашей
профнепригодности. Нам придётся немедленно вас...
За что это меня немедленно? И что у моих десятиклассниц могло ТАКОГО
случиться?
Чёрт возьми, я же тоже знаю, что завуч любит зефир в шоколаде, ну
почему я ни разу не догадалась прийти к ней в кабинет на чай с коробкой
этого зефира, посидеть, как это регулярно делает Полина?! Получается, я не
так ценю свою финансовую независимость, не "держусь" за место
педагога-воспитателя в престижном колледже. А Полина... В женскую зависть я
не верю, но придётся. Потому что другого объяснения внезапной ночной
проверке придумать не могу. Я здесь не новичок, второй год работаю. Так в
чём же дело?
Алла Львовна подкрадывается к двери первой спальни. В моём классе
четырнадцать человек, соответственно,



Назад