65e40043     

Нестеренко Юрий - В Двух Шагах От Моря



Джордж Райт
В двух шагах от моря
Живые:
Джордж Робинсон, в прошлом -- хозяин дома, 53 года
Магда, его жена, 48 лет
Эдвард, его брат, 43 года
Дэвид Норфилд, кузен Джорджа, 45 лет
Томас Хорсмэн, в прошлом -- друг Джорджа, 51 год
Арнольд Робинсон, сын Джорджа и Магды, 22 года
Тони, сын Баффитов, 19 лет
Элис Робинсон, дочь Магды, 16 лет
Мертвые:
Дэниэл Робинсон, близнец Эдварда
Памелла Робинсон, жена Эдварда
Мелисса Баффит, младшая сестра Магды
Ричард Баффит, ее муж
Энн Хорсмэн, жена Томаса
Клэр, кухарка
-- Все-таки карты -- величайшее изобретение человечества, -- заметил
Эдвард, перетасовывая колоду. -- Шахматы наскучили нам уже на третий год.
-- Еще бы они тебе не наскучили, раз ты мне все время проигрывал, --
усмехнулся Дэвид. Он не принимал участия в игре, а сидел в кресле-качалке в
углу, перелистывая "Америка иллюстрэйтед" за 2005 год. Еще несколько
журналов лежало у него на коленях.
-- Неправда! -- возмутился Эдвард. -- Я выиграл у тебя 30 партий!
-- 29, -- невозмутимо уточнил Дэвид. -- Свел вничью 42 и проиграл 356.
Так что тебе только и оставалось, что тешить свое самолюбие с беднягой
Томасом, хуже которого играет, кажется, только Джордж, до сих пор вряд ли
отличающий коня от слона.
-- Уймись, Дэйв, -- брюзгливо посоветовал Джордж, рассматривая свои
карты. -- Мы все знаем, какой ты мистер Умник, но двадцать лет назад это не
слишком бы тебе помогло, если бы не я. Вы, парни с гарвардскими дипломами, и
тогда были непрочь посмеяться над провинциальными тугодумами вроде старины
Джорджа. Как же, холодная война окончена! Америка осталась единственной
сверхдержавой! Мир во всем мире! Только параноик станет зарывать деньги в
землю!
-- Что старое вспоминать, -- миролюбиво произнесла Магда. Хотя она уже
двадцать лет как вынуждена была бросить курить, в голосе ее так и осталась
легкая хрипотца, которая кое-кому нравилась, а иных -- в частности, Дэвида
-- безумно раздражала.
-- Признаю, что тогда я действительно недооценил степень человеческой
глупости, -- ответил он. -- Мне следовало помнить, что на планете,
населенной идиотами, именно идиотские поступки и оказываются самыми
разумными.
-- А что мы должны были делать? -- воскликнул Эдвард, эмоционально
взмахивая своими картами. -- Молча смотреть, как эти красные китайские
ублюдки хапают Тайвань?
-- Если тебя интересует, что должны были делать _мы_, -- Дэвид
подчеркнул последнее слово, -- то, полагаю, именно то, что мы и сделали:
собраться в доме у Джорджа. А если тебя интересует, что должно было делать
правительство Соединенных Штатов, то, во-первых, еще в девяностых не давать
Китаю режима наибольшего благоприятствования в торговле, а во-вторых, никак
не позже две тысячи шестого выгнать к черту из ЦРУ тех болванов, что
недооценили китайский ядерный потенциал.
-- Джентльмены, -- напомнил Томас, включая, вероятно, в это понятие и
Магду, -- вы будете играть?
-- Твоя ставка, Том, -- откликнулся Джордж.
-- Я ставлю Питсбург.
-- Прям сразу Питсбург? -- Джордж еще раз внимательно осмотрел свои
карты, словно надеясь, что они от этого станут лучше. -- Знаешь, я, пожалуй,
пас.
-- Сент-Питерсберг, -- объявила свою ставку Магда.
-- Э, эй! -- возмутился Томас. -- Какой еще Сент-Питерсберг? Там
жителей чуть ли не вдвое меньше!
-- Зато он на юге, во Флориде, прямо на море, -- непреклонно возразила
Магда. -- Не то что твой вонючий Питсбург, где летом не продохнуть от дыма.
И потом... там прошел наш медовый месяц с Джорджем.
-- А наш медовый меся



Назад