65e40043     

Нестеренко Юрий - Самая Долгая Ночь В Году



Юрий Нестеренко
Самая долгая ночь в году
Самая долгая ночь в году - это отнюдь не ночь зимнего солнце-
стояния с 21 на 22 декабря. Это ночь с 31 декабря на 1 января -
единственная в году ночь, которая для абсолютного большинства не
сливается в размытое мгновение сонного небытия, а растягивается
на много часов, заполненных разнообразными событиями - чаще, ко-
нечно, незначительными и не оставляющими после себя ничего, кроме
похмельной головной боли и остатков заливной рыбы в холодильнике
на следующий день, но иногда - иногда эти события способны пере-
вернуть всю дальнейшую жизнь. Даже самый пустяковый эпизод, кото-
рый в иной день не имел бы никакого продолжения, в эту ночь может
обрести некий символический смысл и стать поворотной точкой - к
добру или к худу? кто знает! жаждущие уйти от рутины будней в но-
вогоднюю сказку обычно забывают, что не все сказки хорошо кончают-
ся. Конечно, сама по себе эта ночь ничем не отличается от других,
да и вообще, далеко не все человечество празднует смену лет по гри-
горианскому календарю; но, в конце концов, для человека реально
существует только то, во что он верит.
Так думал Андрей Сулакшин, покачиваясь вечером 31 декабря в
вагоне электрички, уносившей его все дальше и дальше от города,
от сияния его реклам и иллюминаций, от бесконечной вереницы машин,
все еще куда-то спешащих за несколько часов до праздника, от обмо-
танных гирляндами елок на площадях и сомнительных молодежных ком-
паний, палящих в небо из ракетниц, от очередных "Главных песен о
старом", "Иронии судьбы" и новогоднего обращения Президента. Рит-
мично постукивая на стыках, поезд мчал своих пассажиров вперед,
в морозную тьму, мимо белевших во мраке полей, мимо заснеженных
лесов, подступавших к самой насыпи, мимо синеглазых семафоров и
сиротливых огней далеких поселков. Народу в вагоне было немного,
хотя и больше, чем обычно в это время суток; в основном это были
спешившие домой провинциалы, которых покупки или иные дела задер-
жали в последний день в городе. Андрей, однако, был не из их числа.
Пожалуй, он и сам не мог бы точно сказать, что заставило его при-
нять приглашение Валерки присоединиться к их компании и встретить
Новый год "вдали от цивилизации", в домике посреди зимнего леса,
где даже елка располагалась не внутри, а снаружи; в то время Ан-
дрей планировал провести праздничную ночь в более узком обществе.
Но... за минувшие три недели обстоятельства изменились таким об-
разом, что теперь это общество было бы слишком узким, сократившись
до самого Андрея и его мамы. Так что, в каком-то смысле все к луч-
шему. Вместо того, чтобы сидеть дома, предаваясь элегической грус-
ти, он будет веселиться в теплой компании - и, как знать, не заве-
дет ли он уже сегодня новое знакомство? Новогодняя ночь, от которой
столь многие ожидают чудес и перемен, хороший для этого повод...
Поезд замедлил ход.
-Фывавовшкое, - объявил машинист по неисправной, как обычно,
связи. Андрей встрепенулся, бросил взгляд на проплывавшее мимо окна
название станции и поспешно вышел в тамбур. Двери с шипением отво-
рились, впуская холодный воздух и редкие снежинки.
Лесной домик не был таким уж диким и оторванным от цивилизации
местом - он находился всего в паре километров от шоссе и менее чем
в пяти - от дачного поселка под названием Силикаты (Россия, навер-
ное, единственная страна, где можно встретить топонимы типа "3-я
Газгольдерная улица"). В доме была электропроводка и телевизионная
атенна на крыше (прав



Назад