65e40043     

Нестеренко Юрий (Райт Джордж) - Конец Пути



Джордж Райт
Конец пути
Пурга свирепствовала уже третьи сутки. Ледяной ветер, не ути-
хая ни на минуту, гнал на восток бесчисленные волны снега, словно
задавшись целью стереть всякие следы жизни, восстановив повсюду
непорочную белизну арктической пустыни. Голые ветви редких кусти-
ков, еще поднимавшиеся кое-где из-под снега, вздрагивали под его
яростными секущими порывами. Казалось невероятным, чтобы хоть ка-
кое-нибудь живое существо, даже и приспособленное самой природой
к жизни в этих суровых краях, в такую погоду выбралось из своего
логова в бушующую снежную мглу.
И тем не менее по бескрайней снежной целине медленно двига-
лись две темные точки. Две крошечных фигурки, осмелившиеся бросить
вызов могуществу стихии. Два существа, чьи далекие предки некогда
спустились с деревьев знойных тропических лесов...
Вовсе не безрассудство гнало их вперед сквозь пургу; у них
попросту не было иного выхода. Они шли пешком уже четыреста миль,
с тех пор, как их упряжка провалилась в полынью, и их припасы бы-
ли на исходе. За все это время они не встретили никакого жилья -
да и не надеялись встретить; они экономили, как могли, и теперь
на двоих у них оставалось восемь сухарей и горстка муки. Но те-
перь, по их расчетам, они были уже недалеко от цели; однако пурга
могла продолжаться еще неделю, и они не могли позволить себе до-
жидаться ее конца. Правда, в такую погоду ничего не стоило пройти
мимо поселка, не заметив его; но тут уж приходилось выбирать между
двумя рисками. В любом случае, путь их подходил к концу - так или
этак.
Один из них брел впереди, согнувшись под тяжестью поклажи и
на каждом шаге проваливаясь по колено в снег; второй ковылял сзади,
уцепившись за веревку, обвязанную вокруг пояса первого, и стараясь
попадать в его следы. Несмотря на то, что второй уже давно избавил-
ся от большей части своей ноши, он едва держался на ногах; если бы
не веревка и не силы его более молодого товарища, он бы давно упал
и остался лежать. Вот он сделал еще несколько шагов, мотаясь, слов-
но пьяный, и наконец повалился в снег. Его товарищ, почувствовав,
как натянулась веревка, обернулся и долгим взглядом посмотрел на
упавшего.
-Ладно, Джим, - устало сказал он, - привал.
Он свалил с плеч рюкзак и принялся утрамбовывать площадку в
снегу; затем отправился собирать топливо для костра. За полчаса
ему удалось набрать достаточно веток, чтобы развести небольшой кос-
терок. Заслоняя их своим телом от ветра и снега, он чиркнул спич-
кой. Его руки дрожали от голода и усталости, и спичка сломалась.
То же случилось и со второй; третья погасла раньше, чем он успел
поднести ее к растопке. Лишь с четвертой удалось разжечь огонь.
В коробке оставалось еще семь.
Джим, все это время лежавший неподвижно, подполз к костру и
вытянул к нему руки, не снимая рукавиц. Он безучастно смотрел, как
его товарищ втыкает в снег у костра шесты и натягивает под углом
одеяло, защищающее от ветра. Тепло, идущее от огня, отозвалось болью
в обмороженном лице Джима, но на этом лице все равно отобразилось
слабое подобие улыбки.
Его товарищ меж тем повесил над костром котелок, предваритель-
но зачерпнув им снега. Когда вода закипела, он осторожно - с куда
большей осторожностью, чем мешочки с золотым песком - развязал ме-
шочек с мукой и высыпал в кипяток пару ложек. Получившейся жидкой
похлебкой им предстояло довольствоваться до вечера. Едва блаженное
тепло разлилось по внутренностям, как Джим заснул прямо на снегу.
Ему показалось, что его ра



Назад