65e40043     

Нестеренко Юрий - Предназначение



sf Юрий Нестеренко Предназначение ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-11-25 83E17864-E816-4334-9648-4C529C4697C6 1.0 Юрий Нестеренко
Предназначение
Теперь, когда утихла газетная шумиха вокруг «дела Мак-Райдена», я наконец-то решился поведать широкой публике подлинные обстоятельства этой трагичной истории. Не то чтобы я пытался предостеречь человечество — даже если бы я и был уверен в правоте Мак-Райдена, человечество вряд ли прислушается ко мне.

А если бы оно и прислушалось — смогло бы оно что-нибудь изменить? Судя по последним поступкам моего несчастного друга, это более чем сомнительно.

Итак, я отнюдь не выдвигаю себя на роль Кассандры, а просто излагаю факты — в том виде, в каком они мне известны, ибо больше их изложить теперь уже некому. Хочу сразу предупредить, что я ничего не смыслю в нейрофизиологии и вообще в медицине. Моя специальность — компьютеры.

Поэтому суть эксперимента Мак-Райдена я могу изложить лишь в самых общих чертах — впрочем, он и сам изложил ее нам именно в таком виде. Надеюсь, его коллеги простят мне возможные ошибки и неточности.
С Грегори Мак-Райденом я познакомился еще в университете. Выше я назвал его другом, но это не совсем точно. Скорее мы были с ним приятелями, так же как и с другими невольными участниками описываемых событий — Питером Хиггинсом и Джефом Брауни.

Мы с Грегори учились на разных факультетах, и нас не связывали общие профессиональные интересы; с другой стороны, не было между нами и соперничества, неизбежно разделяющего наиболее способных студентов. Уже тогда было ясно, что он далеко пойдет, и действительно, объективно приходится признать, что он добился в науке большего, чем каждый из нас — даже не принимая во внимание его последнего открытия, не признанного официально.

Возможно, Пит и Джеф не согласились бы со мной; однако я не честолюбив. Все это, впрочем, не означает, что мы прозябали в неудачниках; у каждого была хорошая работа, отнимавшая все больше времени, так что в последний год мы очень мало общались, однако в конце концов решили возродить давнюю традицию собираться каждую вторую пятницу у Пита для игры в бридж.

Бридж, в отличие от покера — игра сложная и требующая сосредоточенности; но мы играли довольно рассеянно, ибо карты были для нас лишь предлогом расслабиться и поболтать, что порой необходимо интеллектуалам не меньше, чем провинциальным кумушкам. Естественно, наши разговоры перемежались паузами и фразами, относящимися к игре, которые я опускаю в дальнейшем изложении.
В тот вечер Грегори был как-то особенно невнимателен. Он не только ходил, но и отвечал невпопад, что было совсем уж нетипично.

Джеф отпустил какую-то шутку по поводу возможности спустить за ночь состояние, на что Мак-Райден ответил: «Ничего, Нобелевская покроет все мои расходы». Эта была наша старая университетская поговорка — «отдам с первой Нобелевской премии» — однако на этот раз я почувствовал, что он говорит серьезно.
— Грегори, — сказал я, — ты в самом нашел что-то интересное?
— Ну, можно сказать и так, — хмыкнул он, — хотя вообще-то это нашли уже давно, только до сих пор не знали, что с ним делать.
Разумеется, мы заинтересовались; в нашей компании не было табу на разговоры о работе, и мы, работая в разных областях и не будучи конкурентами, нередко делились друг с другом профессиональными достижениями, даже не доведенными до конца. Мак-Райден не заставил себя упрашивать.
— Как вам, вероятно, известно, — начал он, — из ста миллиардов нервных клеток мозга человек за свою жизнь использует лишь очень не



Назад