65e40043     

Нестеренко Юрий - Поединок



Джордж Райт
Поединок
Джеймс Грегори Хоппер - которого, впрочем, никто и никогда не
звал полным именем - в свои 33 года, несмотря на любовь к пиву и
гамбургерам, не имел серьезных проблем со здоровьем, и потому, ко-
гда перед дверью собственного дома у него вдруг сильно закружилась
голова и стали подкашиваться ноги, Джим испытал скорее удивление,
нежели страх. Мелькнула мысль, что при падении он может удариться
головой, но сознание покинула Джима прежде, чем он додумал ее до
конца.
Когда Хоппер очнулся, его посетили два стандартных в такой
ситуации вопроса - где я? и что со мной? По поводу второго вопроса
субъективные ощущения подсказывали, что все в порядке и даже более
чем - Хоппер чувствовал себя посвежевшим и полным сил, что совсем
не соответствовало его обычному состоянию после долгого трудового
дня в гараже МакФерсона. Впрочем, Джим понимал, что люди не теряют
сознания ни с того, ни с сего. С ответом же на первый вопрос было
и вовсе тяжко. Место, где находился Хоппер, не было его двором. Не
было оно также и больницей. Оно вообще не было хоть отдаленно похо-
же на что-либо, известное Джиму.
Он находился в помещении неправильной формы, в котором не было
ни одного угла или плоскости. Невозможно было четко сказать, где
кончаются стены и начинается пол или потолок; можно было говорить
лишь о внутренней поверхности помещения. И эта поверхность была
скользкой. Отнюдь не мокрой, но при этом скользкой, как лед, хотя
и не холодной. Здесь не было ни окон, ни ламп, но тем не менее в
помещении было светло. Два круглых выхода вели из него; один закры-
вало нечто вроде диафрагмы фотоаппарата, другой уводил в какой-то
туннель. Джим внезапно понял, что ему все это напоминает, и ассоци-
ация была не из приятных: было похоже, что он оказался во внутрен-
ностях гигантского существа. Впрочем, стенки не походили на живую
плоть - они были твердыми, как металл, и не красными, а бледно-си-
реневыми.
Однако, чем бы эта чертовщина ни оказалась, не имело смысла
и дальше сидеть на скользком полу, рассматривая пустое помещение.
Прежде, чем направиться к одному из выходов, Джим провел ревизию
собственного снаряжения. Похоже, неведомые похитители не удосужи-
лись его обыскать, или же им это не было нужно - во всяком случае,
его одежда и содержимое карманов, включая перочинный нож, были при
нем. Джим поднялся, неуверенно удерживая равновесие на скользком
полу, и после пары шагов понял, что обычный способ передвижения
здесь не годится, зато можно лихо скользить, как на коньках. Пер-
вым делом Хоппер направился к диафрагме, ибо гостеприимно открытый
второй выход выглядел слишком уж подозрительно; Джим не собирался
играть по правилам противника. Однако диафрагма не высказала жела-
ния открыться; потоптавшись рядом в тщетных поисках кнопки или чего-
нибудь в этом роде, Джим недовольно хмыкнул и заскользил к другому
выходу.
Туннель оказался коротким; за первым же его изгибом оказался
вход в другое помещение, которое не было точной копией первого, но
несомненно принадлежало к тому же стилю. Впрочем, имелось и сущес-
твенное различие: в дальней от входа стене имелось большое овальное
окно.
Собственно, не столько даже окно, просто часть стены была про-
зрачной, мутнея ближе к краям и плавно переходя в уже знакомый Хоп-
перу непрозрачный материал. И вид, открывавшийся сквозь эту стену,
обрадовал Хоппера не больше, чем все, что он обнаружил здесь до сих
пор.
Унылая свинцово-серая пустыня простиралась до самого горизо



Назад