65e40043     

Нестеренко Юрий - Голубое Небо Земли



Джордж Райт
Голубое небо Земли
Путь на мостик был трудным. До конца коридора, конечно, дойти ничего не
стоило -- он располагался перпендикулярно вектору тяги. Но дальше... Крутая
винтовая лестница четыре раза обвивалась вокруг центрального стержня.
Конструкторам корабля не пришло в голову оборудовать здесь подъемник. Мостик
-- не лазарет, сюда поднимаются исключительно здоровые люди...
Капитан Малькольм МакГрегор остановился у подножья лестницы, тяжело
опершись рукой о перила. С неудовольствием отметил, что рука дрожит. Начал
считать пульс и с досадой бросил это занятие. Поставил ногу на первую
ступеньку, схватился за перила второй рукой, перенес вес тела на ногу...
та-ак, одна есть. И ничего особенного. Как будто он не поднимался по этой
лестнице тысячи раз! Теперь вторая ступенька... третья...
Одолев первый виток, он остановился. Сердце трепыхалось где-то в районе
горла, его сумасшедший стук отдавался в затылке. Ничего, это все ерунда...
Конечно, в невесомости было легче. Да, куда легче... Но теперь корабль
тормозил. Шел к Земле с постоянным негускорением в 1. 2 g. Разумеется, они
могли бы развить бОльшую тягу. Тогда они бы начали тормозить позже и прибыли
к Земле раньше. Но доктор Шульц сказал, что 1. 2 -- это предел, больше им не
выдержать. Какой смысл лететь быстрее, если до Земли долетят только их
трупы? Славный старина Шульц... Сам-то он мог выдержать только 0. 7, но не
сказал им об этом. Он не хотел, чтобы они все задерживались в этом проклятом
космосе из-за него одного... Он умер через сорок минут после начала
торможения.
Вот и второй виток позади. МакГрегор отдыхал, привалившись к перилам.
Может, все-таки принять пилюлю? Нет, нечего расхолаживать организм. Если
пичкать его лекарствами при каждом сердцебиении, скоро он вообще шагу не
сможет ступить без таблеток... Капитан тяжело вздохнул и двинулся на штурм
третьего витка.
Скоро, скоро все это кончится. Остались какие-то жалкие пять
мегакилометров... Правда, на Земле тоже сила тяжести. Там 1 g... Но там ему
не придется лазить вверх-вниз по лестницам. Там он будет сидеть в кресле на
веранде своего дома в Орегоне и смотреть на закат. Так, как любил сидеть его
дед... Подумать только, его дед родился в ХХ веке! И он говорил с ним,
держал его за руку! Теперь в это уже трудно поверить...
Остался последний, четвертый виток лестницы. В груди все-таки закололо.
Капитан постоял, стараясь дышать плавно и размеренно. Вроде ничего,
отпустило. Медленно и осторожно он поставил ногу на следующую ступеньку.
Пожалуй, он мог бы окончить свои дни в невесомости. Орбитальные
госпитали были уже во времена их отлета... а теперь, наверное, есть и
орбитальные дома престарелых. Но -- нет, сыт он по горло этим чертовым
космосом. Он хочет видеть из своего кресла нормальное земное небо, а не эту
исколотую звездами черноту. Он так давно не видел голубого неба...
Пять мегакилометров. И шесть ступенек. На вопрос, какая дистанция
больше, разный возраст отвечает по-разному... Впрочем, эти ступеньки еще не
последние -- лететь еще больше суток. Только бы их не грохнули ненароком у
самой Земли. Вдруг там захватили власть какие-нибудь военные параноики,
которые воспримут их летящий без связи корабль как... как что? Как вторжение
из космоса? Этакий бред лезет в голову... Четыре ступеньки. Три. Лучше уж
бред, чем считать каждый шаг. Две... Ну, последнее усилие!
МакГрегор прислонился к стене. В глазах потемнело, закружились,
зароились точки и пятна, наползая друг на др



Назад