65e40043     

Непорочный Андрей - Бессмысленный Номер



НЕПОРОЧНЫЙ АНДРЕЙ
   БЕССМЫСЛЕННЫЙ НОМЕР
   * * *
   Аркадий выпадал из обоймы современной жизни. Он перестал гоняться за большими деньгами и в определенный момент проснулся аскетом. Он уже не мог просто проснувшись попить кофе и бежать на работу.

Иллюзорная цель стать опытным или даже ведущим специалистом фирмы "Манго" начала таять. Ему некуда было спешить. Аркадий включил телевизор. На экране появилось холеное упитанное лицо взяточника, отказывающегося от своих стодолларовых купюр.

Внешность его была весьма типична. Круглый животик, широкий галстук, пухлые ручки. Таким завидуют, такими хотят быть. Люди любят власть. Аркадий щелкнул ручкой переключателя каналов своего старенького черно-белого телевизора.

На экране два боксера молотили друг друга по морде. Зал шумел. Аркадий подумал, что пока люди любят смотреть такие зрелища, спокойствия и равновесия от них не жди.
   Вздохнув, он продолжил бесцельное путешествие по волнам телеэфира. Остановился на когда-то симпатичном ему юмористе. Иногда ему казалось, что пока по телевизору шутит Жванецкий, в стране, а соответственно и с ним, все будет хорошо.

На этот раз лицо известного сатирика не излучало во все стороны оптимизм, а напротив, было взволновано и испугано. Один глаз его был заметно заплывшим. У Жванецкого угнали безумно дорогой "Джип" при странных обстоятельствах.

Почему-то Аркадий был всегда уверен, что такой, народом любимый писатель, как все покупает "декадный" проездной и иногда экономит на талонах. Правду говорил "кулинарный гурман": "Звезды не ездят в метро". "Дежурный по стране", рассуждавший радости жизни в коммунальных квартирах, сам погряз в лучах американских денежных знаков.
   Аркадий отчетливо понимал, что что-то важное и ощутимое произошло в сознании социума. И то, что произошло пугало его и беспокоило как открытый нерв. Объяснить, что не так, что исчезло, он не мог. Такое же утро, как и раньше.

Те же телеведущие рассказывали в очередной раз о погоде или о криминальных новостях. Менялись только рекламные ролики, становясь более абсурдными и пошловатыми. Увы, унитазы можно было чаще увидеть на экране, чем хороший советский фильм.
   Пропал романтизм. Люди стали грести все под себя, забивая всяким ненужным хламом не только квартиры, машины и дачи, но и собственные чувства. Аркадий оставался неисправимым романтиком. Сейчас он ощущал себя одиноким пассажиром в заброшенном аэропорту.

Но он героически ждал объявления посадки на свой самолет с милой и нежной стюардессой на борту. Рейс явно задерживался от чего у Аркадия становилось на душе погано.
   Калошин вышел на улицу без определенного понимания цели своего выхода и двинулся в путь. Город встречал его недружелюбно. Вокруг мелькали суетливые люди, норовящие зацепить, или хотя бы толкнуть локтем, зазевавшегося прохожего.

Незамысловатыми трелями противно пищали мобильные телефоны. Аркадий поморщился. Он не любил мобильную связь, как свекровь непутевую невестку.

Связь ему тоже не отвечала взаимностью. Аркадий поднял голову. Надпись на остановке была следующего содержания "Гандлевы рад". Аркадий задумался, чему радовался этот неизвестный ему товарищ Гандлевый. Причин для внезапной радости он не находил.

Вокруг грязные и серые пятна городского, пожухлого, не первой свежести снега, разбавленного мусором и окурками. Аркадий задумался и пропустил несколько автобусов. Он редко спешил.

Подчиняясь непонятной симпатии к оранжевому "Икарусу", он зашел внутрь и по привычке сел у окна. Перед ним замелькали вывески коммерческих ма



Назад